- 12 -

— Инга! — хриплым голосом позвал он девушку. Инга повернулась и посмотрела на него.

— Подойди сюда, — произнес Энч. — Сядь рядом.

Девушка подчинилась приказу: ничуть не смущаясь своей наготы, подошла к Энчу, остановилась перед ним, но садиться не стала.

Нервы, нервы… надо выпустить пар, отвлечься.

Резким рывком Энч сдернул майку, схватился за ремень… Через несколько мгновений два обнаженных тела сплелись в яростных объятиях.

1000

— Послушай, я говорю тебе правду! Он вообще не пошевелился, когда я бил его бутылкой. Ни до удара, ни после.

В зале громко играла музыка. Ринат, чтобы не кричать, перегнулся через весь стол, так что лицо его оказалось прямо перед глубоким вырезом кофточки Лилу. Обычно это чертовски мешало не только думать, но даже и говорить, однако сейчас Ринат был возбужден отнюдь не прелестями декольте.

— Мою руку реально что-то держало. Старик назвал это Тенью!

Лилу пожала плечами. Она вообще слушала рассказ Рината вполуха, параллельно прислушиваясь к играющей музыке и качая в такт головой.

На сцене бесновался диджей, беспрестанно меняя пластинки и чередуя эту работу с употреблением кокаина. Две молодые — лет двенадцать-тринадцать — девчонки-фанатки влезли на сцену и бросились было к нему, но были схвачены охранниками. Под восторженный рев толпы их раздели и вышвырнули обратно на танцпол. Следом полетела порванная одежда.

Ринат поморщился. Он вообще не любил заведений подобного типа, где какой-нибудь обдолбившийся придурок вполне мог выхватить автомат и начать «мочить инопланетян», где после каждой вечеринки охрана, словно мусор, собирала и выбрасывала на улицу тела ничего не соображающих подростков, а на каждые десять посетителей приходился как минимум один, работающий на полицию. Среди таких легче всего завербовать стукача — сцапать за наркоту или за растление малолеток, избить и поставить перед фактом: либо стучишь, либо сидишь. Не любил Ринат такие места — а Лилу была уверена, что он просто утрирует и смотреть на это надо гораздо проще.

Что ж, может быть, Ринат действительно преувеличивал — он не спорил.

Они сидели на втором ярусе, танцпол был практически у них под ногами, и Лилу, глядя на извивающихся внизу людей, сама потихоньку двигалась, пританцовывая на месте. По правде сказать, Рината злила ее беспечность вкупе с нежеланием выслушать его рассказ и поверить ему.

— …Потом он отдал команду этой Тени, и она полностью скрыла его.

— А ты с Илюхой перед этим не встречался? — улыбнулась Лилу.

— Блин, Таня!… — от волнения Ринат назвал Лилу реальным именем. — Я не придумал ничего. Этот старик и дал мне всю информацию о сервере!

— Ты ТуФеду говорил? — спросила Лилу.

— Нет, — ответил Ринат. — Не знаю… Мне кажется, он следит за мной. Во всяком случае, в Сети.

— Мистика какая-то, — улыбнулась Лилу. — А чего он хочет?

— Он сказал, что свяжется со мной через пару дней, перед тем, как мы начнем взлом. Он хочет того же самого, что и заказчик. Деньги ему не нужны.

— С такой Тенью можно было бы запросто войти в клинику… — начала Лилу.

— Он говорил про это! — перебил ее Ринат. — Он говорил про то, что не сможет попасть в клинику — и никто не сможет туда попасть в реале. Только виртуально.

Лилу наконец-то перестала пританцовывать и полностью переключилась на Рината.

— Мистика какая-то, — повторила она. — Надо поговорить с Вормом и с ТуФедом.

— Я сам не верю во всех этих духов и ангелов-хранителей, — признался Ринат. — Кстати, старик сказал интересную вещь: чтобы я забыл все, чему меня учили, и верил только тому, что сам увижу.

Лилу достала телефон, набрала номер и долгое время молча сидела, прижав трубку к уху.

— Не берет, — недовольно буркнула она, пряча телефон.

— Кто? — спросил Ринат.

— Ворм. Опять сдернул к своим дружкам-рокерам. Он говорил, что собирается сегодня погонять по городу. Ладно… Я поговорю с ТуФедом, если ты не можешь. Правда, если честно, я не представляю, как этот старик может следить за тобой. Разве что в твой комп червя запустил…

— Тань, он в курсе того, что мы с ТуФедом делали на той неделе. А еще он в курсе того, что я страховал Торика. Тогда, когда мы почту бомбили.

Лилу бросила на Рината удивленный взгляд.

Любой более-менее серьезный заказ, нарушающий законы, — уничтожение, копирование информации, внедрение и активация вируса или, например, замена на чужом сервере одних файлов другими, как это несколько дней назад сделали Ринат и ТуФед, — выполняется не из дома и уж тем более не со своего родного компьютера. Для этого нужна съемная квартира или гостиничный номер. Обычно во всех номерах стоят персональные компьютеры с достаточной мощностью, хорошей связью и несколькими слабенькими защитными программами, установленными как раз для того, чтобы ими «не воспользовались хакеры для несанкционированного доступа». Хакер легко ломает защиту, нашпиговывает этот «одноразовый» компьютер своими программами, а после взлома снимает винчестер и физически уничтожает его. Естественно, номер записывается на чужое имя и вычислить взломщика можно только одним способом — поймать его на месте преступления. Взять с поличным. Как правило, это невозможно.

На прошлой неделе ТуФед и Ринат как раз выполняли такой заказ. Точнее, выполнял Ринат. ТуФед написал нужные программы, скинул на счет Рината некоторую сумму денег из казны клана, Ринат снял квартиру, купил на распродаже недорогой ноутбук и после операции выбросил винт в Москва-реку, предварительно отформатировав его. Даже если предположить, что некто достал его со дна и каким-то образом восстановил информацию, что уже само по себе казалось невероятным, увязать этот винт с Ринатом, а потом еще и со взломом какой-то мелкой юридической фирмы — Ринат даже названия ее не запомнил — было просто невозможно.

А Торик…

Почтовые сервера — монополия государства. Государство оплачивает из бюджета их существование и обслуживание, государство — уже давно это не секрет — контролирует всю информацию, проходящую через них, государство же и защищает их от взломов. Взлом такого ресурса — это первая степень, это преступление против государства… неважно, что целью хакера было всего лишь одно письмо, письмо от одного частного лица к другому частному лицу. Первая степень — это от пятнадцати лет до пожизненного. В Райсе.


- 12 -

О Книге