- 18 -

— Ладно, хватит! — буркнул Ринат.

— А что хватит? — обиделся Илюха. — Я нашел хату меньше чем за полдня. Дали бы больше времени, подыскал бы что-нибудь поприличнее. Опять же, поприличнее — не значит…

— Ладно, ладно. — Ринат примирительно поднял руки. — Все нормально.

— В конце концов вы же здесь не жить будете, а просто проведете несколько часов. Минимальные условия для проведения здесь нескольких часов…

— Илюха, я все понял. — Ринат несколько раз щелкнул пальцами перед его лицом. Похоже, Илюха опять накурился и его тянуло на разговоры.

У этого длинноволосого семнадцатилетнего парня с серьгой в ухе было одно неоспоримое достоинство: он мог достать все, что угодно, в любое время суток. Квартиру-однодневку в любом районе, машину, женщину, билет в закрытый клуб, оружие… И был у него один неоспоримый недостаток — Илюха обожал травку, а употребив ее, он становился чересчур «грузовым»: следуя своему желанию выговориться, он вываливал на собеседников кучу бесполезной информации, и, если его не остановить, мог делать это бесконечно.

Илюха сунул руку под кровать и вытащил два небольших автомата.

От Рината не укрылось, как загорелись глаза Кеды, когда она увидела оружие. До этой минуты она была «пустая» — провезти оружие самолетом практически невозможно.

Девушка шагнула вперед, взяла у Илюхи один из автоматов, отстегнула рожок, пристегнула обратно, щелкнула затвором…

— Алькор-19. — Кеда погладила рукой автомат. — Я слышала про такой. Хорошая штука.

— Если не понадобятся, здесь их не оставляйте, заберите, — попросил Илюха. — Стволы новые, нигде не светились… еще пригодятся.

Девушка согласно кивнула головой. Ринат подошел к компьютеру, вытащил из кармана диск и вставил его в привод.

Кеда была занята исключительно осмотром оружия.

Илюха кашлянул:

— Тут недалеко есть пиццерия, если захотите чего-нибудь перекусить, я могу организовать. С доставкой. Пицца, спагетти, лазанья…

Илюха был отличный парень, но его желание поговорить, причем в форме не диалога, а монолога, иногда очень сильно напрягало.

Ринат вздохнул и, покачав головой, занялся инсталляцией необходимых для дела программ.

Илюха потоптался на месте и, поняв, что здесь у него слушателей больше нет, с деланно-деловым видом посмотрел на часы.

— Ладно, мальчики-девочки, мне пора. Если что, звоните.

— О’кей, — отозвалась Кеда.

— Как только соскучимся, обязательно позвоним, — с иронией добавил Ринат.

— Удачи, — бросил Илюха и повернулся к выходу.

— И тебе. — Кеда широко улыбнулась, но улыбки Илюха уже не увидел.

— Хороший мальчик, — сказала Кеда, когда Илюха вышел из квартиры.

— Угу, — согласился Ринат, не отрываясь от компьютера. — Только говорит много.

— Не такой уж это и большой минус, — усмехнулась Кеда.

— Угу, — снова согласился Ринат.

— В отличие от тебя, — продолжала мысль девушка. — В прошлую нашу встречу ты разговаривал со мной, а теперь, кажется, даже избегаешь на меня смотреть.

— Я… — пытаясь оправдаться, начал хакер.

— Я вижу две причины, — спокойно сказала Кеда. — Либо ты влюбился в меня, либо ты боишься меня.

— Да с чего бы я тебя боялся? — буркнул Ринат, чувствуя, как лицо заливает краска смущения.

— Влюбился? — Кеда засмеялась.

Смех ее был искренним, безо всяких намеков, и Ринат улыбнулся в ответ.

— Значит, ты меня не боишься? — уточнила Кеда. — А ТуФед как-то сказал, что не рискнул бы остаться со мной в одном помещении, когда у меня плохое настроение.

— У тебя плохое настроение? Скажи, кто тебе его испортил, и я ему голову оторву, — пошутил Ринат.

— У меня плохое предчувствие, — неожиданно серьезно произнесла Кеда. — Знаешь, говорят, у импов особенно развито инстинктивное чувство… Не знаю, как у других импов, а я своему чутью доверяю.

Ринат дослушал всю фразу до конца и только потом вздрогнул, осмыслив услышанное.

— У кого? — повернулся он к девушке.

— Брось, Ринат. — Кеда махнула рукой. — Не поверю, чтобы тебе не рассказали про меня.

Ринат покачал головой.

— Вчера Ворм сказал мне, что ты не хакер, а из боевого отдела. Но я не знал, что ты… ты имп…

Несмотря на старания Рината, последнее слово прозвучало как-то отчужденно — слово, характеризующее человека как отщепенца.

Кеда заметила это и невесело усмехнулась:

— Ты тоже…

— Нет, нет! — торопливо воскликнул Ринат. — Просто я первый раз вижу… таких, как ты.

— Думаю, что ты ошибаешься, — спокойно сказала Кеда. — Просто ты мог не заметить, что перед тобой имп. Это раньше, очень давно ставили имплантаты из титана, из различных сплавов, а современные имплантаты — полностью из биопластика, включая так называемые боеприпасы. Внешне человек ничем не отличается от других, даже обычное сканирование не может обнаружить биопластик. Я поэтому и летаю спокойно — аэроконтроль не может выявить импа. Такого, как я. Нас можно вычислить только когда мы проявляем свои возможности. Либо спектральный рентген — но это пока очень дорогая штука, чтобы ставить ее в общественных местах.

Кеда полезла в свою сумку, достала сигареты, закурила, уселась на кровать. Закурил и Ринат, не зная, что сказать.

— Зачем ты это сделала? — спросил он у девушки. — Я слышал, что у биоимплантации есть много побочных явлений.

— Не так уж и много, — ответила Кеда. — Самое заметное неудобство, часто напоминающее о себе, — приступы боли, возникающие примерно раз в несколько дней. Это как-то связано с нарушением ДНК… Я, если честно, не разбираюсь в этом. Сначала боль не очень сильная, но потом она нарастает и через несколько часов становится невыносимой. Наркотики, как ни странно, снимают боль. Приходится периодически нюхать порошок и чувствовать себя наркоманом.

Кеда глубоко затянулась.

— Практически во всем мире ношение имплантатов считается таким же преступлением, как и инсталляция, — сказала она. — Люди презирают таких, как мы, называют нас нелюдями, надругавшимися над своим телом и над своей жизнью. Ты в курсе, что у импа никогда не может быть детей?

Ринат покачал головой, а Кеда уже полностью перешла на холодно-равнодушный, даже в чем-то отрешенный тон и продолжала говорить, не глядя на Рината.


- 18 -

О Книге