- 34 -

Алиса

11000

Рубен оказался сорокалетним армянином, практически не связанным с криминальным миром, если не считать уклонения от налогов и дачи взяток, что считалось скорее традицией, чем нарушением закона. Бизнесом его было небольшое кафе на левом берегу Дона — шашлык, водка, фирменные блюда, музыканты и прочие нехитрые услуги приносили стабильный доход, позволявший содержать семью на более-менее приличном уровне и даже раз в год выезжать на отдых куда-нибудь за границу.

Непонятно, какая могла быть связь между чернокожим бандитом из Москвы и этим добропорядочным семьянином. Рубен ничего об этом не рассказывал, а сам Ринат решил не спрашивать, чтобы не показаться чересчур любопытным. Ясно было одно — не только Рубен, но и его жена чем-то обязаны Джамбе, потому что приняли Рината радушно, словно старого друга семьи, и постарались, чтобы он чувствовал себя как можно более комфортно.

Семья Рубена состояла из него, его жены Вики, их дочери Насти и глупого, как пробка, старого ротвейлера по кличке Буч. Все, кроме Буча, жили в большом двухэтажном доме, а пес обитал в конуре под крыльцом и пользовался любой возможностью для того, чтобы попасть в дом. В самый первый день знакомства, когда Рубен встретил беглеца, привез его домой и пьяный Ринат вылез из машины, Буч бросился ему навстречу — однако не для того, чтобы искусать чужака, а чтобы с ним весьма своеобразно познакомиться. Обнюхав гостя, пес пристроился рядом, задрал лапу и с чувством собственного достоинства пометил тупо наблюдающего за происходящим парня, после чего под яростный мат хозяина поспешил скрыться в своей конуре.

На шум из дома выбежали жена и шестилетняя дочь Рубена. Увидев мокрую штанину гостя и лужу рядом с ним, жена нахмурилась, а дочка, наоборот, громко расхохоталась и умолкла лишь под грозным взглядом отца.

Рубен долго извинялся, клялся убить «тупое животное», а Ринат стоял, покачиваясь, пока спазмы не заставили его согнуться пополам и извергнуть на землю содержимое своего желудка. При этом с плеча у него упал рюкзак, из которого вылез рыжий кот и тут же кинулся в дом. Пес, увидев его, бросился вдогонку. Кот ворвался в дом, за ним Буч, вслед за животными с криками бросились жена и дочка, и во дворе остались только Рубен и Ринат.

Наверное, все происходящее должно было вызвать смех — настолько комедийная получилась ситуация, — но Ринату было не до смеха: уж больно хреново. Мутным взглядом посмотрев на Рубена, он пробормотал очередное извинение, после чего снова согнулся пополам.

Так Ринат познакомился с Рубеном и его семьей.

Это был совершенно другой, незнакомый Ринату мир. Мир без бешеного ритма, без страха, с какими-то непонятными и странными проблемами. Здесь редко смотрели новости, справедливо полагая, что они только портят настроение, — и это не было показухой, им действительно было неинтересно. Здесь пользовались Сетью, чтобы заказать пиццу или билет на самолет, а никак не для того, чтобы взломать сервер своего соседа-конкурента. Люди, живущие в этом большом квартале, состоящем в основном из частных домов, предпочитали собраться вместе, выпить водки, потом поговорить, вспоминая бурную молодость и обсуждая нынешнюю безалаберную и безответственную молодежь. «Безалаберная молодежь» в это время гоняла по городу на машинах, сидела в кабаках, искала себе пару на ночь или зависала на дискотеках, которые хотя внешне и не очень отличались от московских, но все же были несколько спокойнее.

Здесь все было спокойнее — от автонарушителей до постовых, от налоговой полиции до предпринимателей типа Рубена. Здесь закон и криминал предпочитали решать вопросы сразу, на месте, полюбовно, и никто не считал это чем-то из ряда вон выходящим. Конечно же, и здесь бывали драки, убийства, сетевые преступления, но все это было явно чуждо этому неторопливому миру со своими устоями и законами. Здесь по-другому решались вопросы и проблемы, а уважение и слово зачастую ценились больше, чем счет со многими нулями в банке.

Рубен и его семья всецело принадлежали этому миру — и брали от него все. Будучи неисправимым оптимистом, Рубен часто говорил Ринату:

— Запомни, Олежка: если фортуна повернулась к тебе задом, не стоит расстраиваться. Надо нагнуть ее и засадить ей так, чтобы в следующий раз она подумала, стоит ли опять поступать так опрометчиво.

И если поначалу Олег-Ринат недоверчиво качал головой, не проникаясь смыслом сказанного, то позже, поняв самого Рубена, часто улыбался, вспоминая меткие слова ростовского армянина.

И все же, несмотря на оказанное ему гостеприимство, Ринат не стал рассказывать, кто он и почему ему приходится скрываться. Он старался даже не упоминать в разговорах о том, что знаком с компьютерами не понаслышке.

Только прожив у Рубена несколько дней, он, улучив момент, когда дома никого не было, рискнул залезть в Сеть с Настиного компа и просмотрел столичные новости недельной давности.

Пропустив невнятные упоминания о таинственных смертях нескольких высших чинов «Волхолланда», он прочитал то, что повергло его в шок.

11001

Джет сидел за столом и задумчиво чертил карандашом на клочке бумаги какие-то схемы. В кабинете царил полумрак — идиот стекольщик вставил вместо одностороннего стекла прозрачное, и теперь приходилось закрывать окно шторой, потому что яркий солнечный свет раздражал больше, чем сумрак.

Еще больше, чем солнечный свет, раздражало другое. В одной из палат Склифа под охраной сейчас лежал тяжелораненый Ворм, которого привезли туда почти сутки назад и который мог пролить свет на происходящее, в отличие от девчонки-импа, у которой сердце остановилось через десять минут после инъекции поломина. Впрочем, этого хватило, чтобы получить такую информацию, от которой с лица Джета даже сошла неизменная улыбка.

Да, кто бы мог подумать? И ведь сказала она не все, далеко не все.

Ворма надо было допрашивать немедленно, пока еще была возможность взять всех по горячим следам, но врачи не могли привести его в сознание, несмотря на то, что Джет потребовал использовать для этого все возможные и невозможные способы. Джет сам просидел возле койки Ворма несколько часов и, так и не дождавшись результатов, ушел, выставив возле его палаты охрану и потребовав, как только хакер придет в сознание, сразу же сообщить ему об этом.


- 34 -

О Книге