- 35 -

Начала болеть голова. Джет потер виски — ему не хотелось лишний раз нюхать порошок, — но это не помогло. Боль пока была терпимой. Сетевик прикрыл глаза, не переставая черкать карандашом по бумаге.

Женщина с девочкой. Машут руками, смеются… так близко, что можно прикоснуться рукой к каштановым волосам, провести ладонью по щеке… они исчезают в тумане, а вместо них вырисовываются серые безликие корпуса Райсы. Уже видны лица озверевших от наркоты охранников с электродубинками, спустившихся вниз с какой-то миссией, потные, грязные тела заключенных… вон вдалеке сцепились в яростной схватке двое здоровяков, окруженных толпой таких же психов, охранники наблюдают за ними с мостков, делая ставки и криками подбадривая дерущихся. Они прекрасно знают, что после такой драки кто-то останется лежать на земле и никогда уже не поднимется, но им плевать. Райса — это особая тюрьма. Здесь жизнь заключенного — всего лишь разменная монета в кошельке корпорации. Туман… он поглощает Райсу, а вместо нее открывает двери в глухой бронированный автобус, куда люди в масках и защитной форме запихивают несколько десятков человек… Камеры из прозрачного сверхпрочного пластика, стальные кушетки с тяжелыми металлическими захватами для рук и ног, яркий свет с потолка… и боль, дикая боль…

Джет вздрогнул, против воли из его глотки вырвался стон раненого животного, руки рванули ворот, добираясь до заветного пузырька.

И в этот момент на столе зазвенел зуммер интеркома.

Контрольно-пропускной пункт. За все время, пока существовало это здание, с КПП в кабинет начальника РУСБ звонили один раз — когда устанавливали связь. Салаг в охране не держали, случайно перепутать кнопки было некому.

Джет протянул руку, утопив кнопку соединения, и в динамиках послышался тревожный голос Мэйса, его ближайшего помощника.

— Командор, к вам направляются фээсбэшники. Уже сели в лифт. Шесть человек, все вооружены. Похоже, у них к вам какие-то претензии.

Мэйс старый оперативник — не по годам старый, а по опыту. Верный напарник — они вместе начинали работать, а когда Джет стал тем, кем он был сейчас, то сразу же поднял и Мэйса. И правильно сделал: Мэйс — один из лучших в РУСБ. И, что немаловажно, у него есть нюх. Чует опасность, как волк — охотника, и заранее готовится к неприятностям.

А они, похоже, уже действительно начинаются.

— Понял, — ответил Джет и отключил связь. Спрятал обратно пузырек, так и не успев им воспользоваться, после чего облокотился на стол и уперся взглядом в дверь.

Агенты появились через минуту. Вошли без стука, двое остались возле входа, а четверо обступили стол полукругом. Один из них вытащил удостоверение и в развернутом виде показал Джету, представившись:

— Майор Кикнадзе, Федеральная служба безопасности.

— Слава, к чему такой официоз? — Джет подмигнул майору. — Мы же не первый день знакомы.

Кикнадзе не смутился, а, спрятав удостоверение, спокойно произнес:

— Тебе придется проехать с нами, Джет. Есть несколько вопросов.

— Господи, да зачем же куда-то ехать! — Широко улыбнувшись, Джет всплеснул руками. — Слава, я готов ответить на любые твои вопросы прямо сейчас. И на вопросы твоих друзей тоже готов ответить.

С этими словами он подмигнул одному из стоящих сбоку агентов. Тот переглянулся с майором и холодно сказал:

— Хватит ломать комедию, Джет. Поднимайся, поехали.

Он как бы случайно отодвинул полу пиджака и положил руку на заткнутый за ремень пистолет без кобуры.

Джет медленно сплел пальцы и задумчиво кивнул.

— Странно. Федеральная служба безопасности посылает шесть вооруженных человек, чтобы сопроводить одного сетевого полицейского к себе и допросить его… Что ими движет? Может, они хотят арестовать начальника Сетевой полиции? Но действуют ли они в соответствии с законом? Есть ли у них основания и, что более важно, разрешение на арест Джета?

Майор и агент снова переглянулись. Агент кивнул, и майор вытащил из нагрудного кармана сложенный вчетверо лист бумаги, который протянул Джету.

Сетевик развернул лист, поправил очки и стал бегло читать строчки.

— Так… побег из места заключения, подозрение в убийстве первой степени, подозрение в убийстве второй степени… убийство свидетеля во время допроса… организация убийства…

Он оторвался от листа и посмотрел на окружавших его людей:

— Почитать эту бумажку, так я какой-то маньяк. Где вы эту чушь нарыли?

— Это не чушь. — Майор выхватил ордер из рук Джета, аккуратно сложил его и спрятал в карман. — Ты и есть маньяк, Джет. Ты стал сумасшедшим давно, еще до того, как, будучи Костей Косиным, в хакерском мире известным под кличкой Кокос, попал в Райсу. Потом ты сбежал оттуда, потом Костя Кокос исчез, забрав с собой на тот свет врачей, которые сделали ему пластическую операцию, а вместо него появился Джет, который смог, благодаря знанию хакерского мира, амбициям и умной голове, пробиться на самую верхушку Сетевой полиции. Ах, да, чуть не забыл… Ты ведь не просто человек, Джет, ты имп. Невероятно, да? Начальник Сетевой полиции встроил в свое тело боевые имплантаты, запрещенные законом. Медленно протяни руки вперед, Джет, иначе мы откроем огонь на поражение и не промахнемся.

При этих словах двое людей у двери обнажили небольшие тупорылые автоматы-пулеметы, а стоящие вокруг стола выхватили пистолеты.

Джет прикрыл глаза, облизнул губы и негромко произнес:

— Они все преступники, Слава. Все, кого я убивал, были хакерами — людьми без принципов, без совести и морали. Ты ведь не знаешь…

— Хватит демагогии, Джет! — презрительно бросил майор. — Руки вперед.

— Ты ведь не знаешь, что такое потерять жену и дочь! — Джет повысил голос. — Да, я был хакером. Из клана Вентру, помнишь такой? Помнишь, конечно. Тель-Авив, взлом ЦУПа, «Аль-Каида», столкновение нескольких самолетов в воздухе… там были мои жена и дочь, которых убили те, кого я считал своими друзьями! Я сдал их, сдал всех, о ком знал хоть что-то. Только Вентру были не первыми и не последними. Какая разница, как называется клан, — за названием стоят люди, а за людьми стоят их дела, их поступки, их эмоции. Алчность, презрение к чужой жизни… у хакеров никогда не было принципов, не было чести. Они уничтожают мир, медленно и верно. И я, слышишь, Слава, я смог их остановить! Я — единственный человек на Земле, который смог бросить им вызов. И ты хочешь меня за это арестовать, Слава? За то, что я рвал эту заразу с корнем?


- 35 -

О Книге