- 45 -

— Я пытаюсь подстроить свой стиль общения под твой, анализируя твои слова, но мне не хватает базы данных для распознавания некоторых слов и для замены общепринятых слов сленговыми.

— В тебя загружено текста на полсотни гигов, а ты мне всякую чушь несешь про анализы! — воскликнул Ринат. — Просто скажи, что ты думаешь, а я сам догадаюсь, что эта мысль появилась у тебя в результате анализа.

— Хорошо, — вздохнул-простонал голос из динамиков, а через секунду произнес: — После того как голос и изображение были сгенерированы, ты в процессе общения пришел в легкое сексуальное возбуждение, которое спало после процесса мастурбации. С учетом твоей физиологии могу прогнозировать, что подобное повторится и сегодня.

Секунд пятнадцать Ринат осмысливал услышанное, а когда до него дошло, что говорила программа…

— Ты… ты опухла?! Ты что, подсматривала?

Тут же он понял, как глупо звучат его слова и какая сложилась ситуация.

Мда… наезжать на программу… такого еще не было. Обругать молоток, попавший по пальцам, наехать на двигатель машины за аварию, забить стрелу фонарному столбу, в который врезался по пьяни…

Ну и предъявить претензии компьютерной программе за то, что она наблюдала… гм… некоторые подробности интимной жизни.

— Наблюдение за окружающей обстановкой есть одно из условий, необходимых для оперативного предупреждения опасности, — на этот раз голос каким-то образом изменил свой тембр так, что Ринату показалось, словно кто-то эти слова прошептал ему в ухо. — Ведется непрерывная запись, последние двадцать четыре часа сохраняются на жестком диске. Ограничение времени сохраненного материала обусловлено недостаточным объемом памяти жесткого диска. Требуется…

— Да иди ты в жопу! — воскликнул Ринат. — Три диска на пять терабайт — и тебе все мало?! У, жадная ящерица!

Тем не менее он, распахнув дверь, убедился, что на улице никого нет — хотя там и не могло никого быть.

— Стереть запись с мастурбацией, — скомандовал Ринат, заметно понизив голос.

Прошло несколько секунд.

— Запись процесса мастурбации удалена. Обращаю внимание на то, что в записи присутствует процесс эрекции и процесс семяизвержения…

— Сотри на хер все! — заорал Ринат и ткнул указательным пальцем в направлении зрачка. — И не смей больше записывать то, что я делаю! И заткнись, ну тебя в задницу!

Он плюхнулся на кровать, положил руки под голову и закрыл глаза.

«Жадная ящерица» — это прозвище родилось у Рината сразу после того, как он установил на компьютер все привезенное Рубеном железо. Он воткнул два винчестера по два с лишним терабайта, полтора гигабайта оперативки, новый проц от «Интела» — а результатом было очередное сообщение «Недостаточно ресурсов». При виде него у Рината и вырвалось слово «жадная» — а «ящерица» добавилась уже как-то сама по себе. Надо ведь было что-то добавить.

Впрочем, с новыми ресурсами программа заработала заметно эффективнее. Самостоятельно модифицировав программное обеспечение для видеокамеры и микрофона, она стала разговаривать с Ринатом, чем повергла его в неописуемое изумление. Скоро он понял — программе не нужен никто, она делает все самостоятельно. Ей требовались только ресурсы… и информация.

Это было сродни голоду. Программа могла сутки наблюдать за экраном включенного телевизора, при этом записывать и обрабатывать все, начиная с рекламы саморазогревающихся консервов и кончая художественными фильмами. Одновременно она вела беседу с Ринатом — если это можно было назвать беседой. Первое время она сильно раздражала Рината, через каждые два сообщения напоминая о том, чего ей не хватает. Потом, когда Ринат довел до сведения программы информацию о том, что в ближайшее время никаких апгрейдов не предвидится, та стала «попрошайничать» заметно реже — но не прекратила окончательно. Видимо, это было свыше ее сил.

Уже на первом этапе общения с программой Ринат вдруг неожиданно для себя осознал, что порой не воспринимает ее как некоторое количество байтов, заключенное в винчестер. Скорее она была похожа на невидимого собеседника — одного из тех, с кем Ринат раньше общался в Сети. Незнакомца со своими странностями, немного экстравагантного, немного занудного — в общем, обычного пользователя Сети.

И, конечно же, чертовски неприятно, что этот невидимый собеседник знает о тебе некоторые подробности, которыми вообще не стоит ни с кем делиться.

Впрочем, программа оказалась на удивление преданной — если это можно так назвать. Она беспрекословно выполняла любые требования Рината, которые, честно говоря, не отличались оригинальностью — например, сканировала изображения известных актрис, телеведущих и политиков, мелькавших на телеэкране, и «раздевала» их, приводя парня в мальчишеский восторг. Полдня ушло на то, чтобы модернизировать «Астарту» — новую игрушку-стрелялку от Blizzard. Теперь эта игра мало чем отличалась от художественного фильма, безбожно тормозила и требовала проц с такой частотой, что если подобный и был уже разработан гениями из «Интела» или «АМД», то пока не для серийного производства. Такую игру можно было перепродать «Близзарду» за кругленькую сумму плюс какое-нибудь вакантное место в этой престижной компании, если бы не одно «но»…

Сколько еще придется просидеть на этой даче? Сколько времени еще Ринат должен будет откликаться на имя Олег? Сможет ли он вообще вернуться к нормальной жизни?

Программу, кстати, тоже не совсем устраивало подобное заточение, но у нее были несколько другие цели и средства их достижения. Она предлагала установить на компьютер радиомодем для подключения к Сети, но Ринат, не вполне представлявший, чем это чревато, ответил отказом. Он боялся непредсказуемого поведения программы, хотя поводов для таких опасений как будто и не было. Псевдоразум позволял Ринату копаться в исходниках, объяснял значение тех или иных непонятных Ринату команд и вообще напоминал глупого щенка, безгранично доверяющего хозяину.

Программа действительно считала Рината, единственного пользователя, обладающего к тому же статусом root, своим хозяином. Наверное, этим стоило гордиться, но, во-первых, гордиться было не перед кем, а во-вторых…


- 45 -

О Книге