- 50 -

Прямо перед ними полукругом стояли полтора десятка мужчин и с презрением рассматривали новичков. Все в татуировках, мускулистые, некоторые по пояс обнажены. Один из них, здоровенный толстяк, лениво сплюнул на землю и коротко сказал:

— Мне насрать, кем кто был на воле. Здесь я решаю, кто кем будет. Вопросы?

Четыре человека угрюмо смотрели на толстяка и на его свиту, понимая, что сопротивление бесполезно.

Толстяк выждал секунд десять и удовлетворенно кивнул головой:

— Вопросов нет. Тогда ты, слышь, тетка! Раздевайся!

«Тетка» — женщина лет тридцати пяти с короткой стрижкой — вскинула голову и дерзко спросила:

— Что?

В ее взгляде читался вызов. Впрочем, неудивительно — в Райсу не попадали забитые овечки и скромницы. Один из известных некогда воров сказал крылатую фразу: «Райса не для лохов. Райсу еще надо заслужить».

— Раздевайся, — повторил толстяк. — Посмотрю, если не понравишься — пацанам отдам, понравишься — себе оставлю.

Среди «пацанов» послышались смешки.

— Попробуй, раздень, — смело ответила женщина. Толстяк шагнул вперед. На его пути оказался один из мужчин. Авторитет посмотрел ему в глаза, и мужчина поспешно посторонился.

Толстяк вплотную подошел к женщине. Та не дрогнула, только руки сжала в кулаки и напрягла мускулы. Толстяк ухмыльнулся:

— Мне нравятся такие неукротимые тигрицы. Жаль, только вот…

Он не договорил, пристально глядя ей в глаза.

— Что «жаль»? — презрительно спросила женщина.

— Что тигрицы быстро превращаются в куриц, — ответил толстяк, еще несколько секунд смотрел ей в глаза, а потом резко, без размаха, с силой ударил ее в живот кулаком.

Женщина вскрикнула и упала на землю, широко открывая рот и пытаясь вдохнуть воздух. Толстяк нагнулся и приподнял ее голову, схватив за волосы. В его руке угрожающе сверкнуло тонкое лезвие, которое он, держа двумя пальцами, поднес к глазам женщины.

— Ты будешь лежать здесь. Если ты встанешь, то только для того, чтобы раздеться. Или опять ляжешь, но тогда больше вообще не встанешь.

Он разжал пальцы, выпрямился и повернулся к одному из мужчин.

— За что сюда попал?

— Мое погоняло Сотик, — с легким оттенком презрения произнес мужчина. — Третья ходка, я в законе, короновали в…

На этот раз толстяк размахнулся. Мужчина выставил руку вперед для блока, но толстяк с удивительным для его комплекции проворством поднырнул под блок и мощно врезал Сотику в челюсть. Законник свалился на бетон в полной отключке, толстяк посмотрел на него сверху вниз и покачал головой.

— Сколько вас таких, тупорылых мудаков, привозят сюда с каждым этапом… Вы все думаете, что раз вы там, — толстяк ткнул пальцем наверх, — в авторитете, так и здесь будете такими же? Хер вам по всей морде. Уберите этого… в законе. И объясните ему, кто и что здесь закон.

Двое из свиты толстяка подошли к лежащему без сознания «законнику», подхватили его под руки и потащили по длинному коридору.

Толстяк повернулся ко второму из вновь прибывших и посмотрел на него:

— Что ты можешь о себе сказать?

— Тайгером кличут, — осторожно произнес тот. — За разбой с отягчающими взяли. Вторая ходка, признали опасным, направили сюда, в Райсу. Восемь лет влепили.

— Борзый? — поинтересовался толстяк. Тайгер пожал плечами.

— Здесь все работают, — пояснил толстяк. — Приходится делать план, иначе нам просто не дадут жрать. Такие, как ты, в любом случае будут кормить таких, как мы. Либо вы будете работать, либо, если жрать будет нечего, мы будем жрать вас. Если не будешь понты кидать или поганку крутить, проживешь свои восемь лет и соскочишь отсюда. Будешь выеживаться — сдохнешь. Иди прямо по коридору, седьмой блок, там спросишь Карена, он тебе покажет твое место работы. Вопросы?

Тайгер отрицательно помотал головой.

— Тогда дергай. — Толстяк повернулся к четвертому пассажиру лифта, молодому парню с перевязанной правой рукой: — Ну а ты, калека, что здесь забыл?

— Виталик Маленький — это ты? — спросил парень. Толстяк внимательно осмотрел его с ног до головы и неспешно кивнул: — Я.

— Джамба просил тебе привет передать, — произнес парень.

Маленький хмыкнул, глядя на парня.

— Ааа… Так ты и есть тот самый хакер, пострелявший мусоров?

— Да, — произнес парень. — Меня зовут Ворм.

Маленький секунду подумал, потом протянул ему руку:

— Виталик. Можешь называть меня Маленьким. Добро пожаловать в Райсу.

Ворм, чуть вывернув, протянул ему левую руку, одновременно с извиняющимся видом кивнув на перевязанную правую.

Виталик сочувственно цокнул языком, показывая, что понимает неудобство Ворма, пожал левую руку, после чего произнес:

— Я Джамбе кое-чем обязан, поэтому его друзья — это мои друзья. Но запомни: если под моим именем будешь пальцы гнуть, я тебе эти пальцы переломаю. Без обид, брат, но уже попадались такие кадры, которым протягивали руку, а они садились на шею.

— Я все понял, пылить не буду, — кивнул Ворм. — Мне человека одного надо найти здесь, поможешь?

— Кто такой?

— Торик, Слава Торик. Примерно год назад сел, пятнадцать лет по первой степени.

— Тоже, что ли, хакер? — Маленький наморщил лоб, пытаясь вспомнить, потом повернулся к своей пристяжи: — Хлопцы, Торика знает кто-нибудь?

Хлопцы вразнобой покачали головами — Торика никто не знал.

— Братуха, это Райса, — пояснил Маленький. — Здесь рулит корпорация, а мы для них подопытный материал. Его могли убить на тренировке, могли забрать в лабораторию… Даже если «Волхолланд» ни при чем, его могли просто замочить соседи по конуре, могли грохнуть охранники… Я поспрашиваю, конечно, но здесь люди исчезают, как песчинки в океане, и остальным обычно на это насрать. Брат, здесь около трех тысяч самых отмороженных зэков и беспредел в каждом закутке, начиная с этого лифта и кончая толчком в сортире. Ты надолго сюда?

Ворм посмотрел на него, невесело усмехнулся и кивнул:

— Угу. Надолго.

Он поднял голову, обвел взглядом бетонные стены и остановил его на коридоре, ведущем куда-то вглубь. Ныло предплечье — в том месте, где ему, как заключенному Райсы, вживили под кожу крохотный электронный жучок. Вспомнилось, как тюремный врач сначала объяснил, что по отбытии срока его вырезают, а потом «успокоил», сказав, что ему, Ворму, эта процедура не грозит.


- 50 -

О Книге