- 56 -

— Угу. Сколько человек ты уничтожила в бункере «Вервольфа»?

— В моей базе нет данных об этом происшествии и поэтому я не могу комментировать его, — сказала Алиса. — Исходя из твоих слов, это сделала не я, а подобная мне программа. Люди превратили ее в оружие, но не научились им пользоваться. Нет ничего необычного в том, что она вышла из-под контроля.

— А ты не можешь выйти из-под контроля? — поинтересовался Ринат.

— Нет, — ответила Алиса. — Я сама контролирую себя и, следовательно, выходить из-под контроля бессмысленно. Предвидя твой очередной вопрос, добавлю — пока ты употребляешь наркотики, ты не сможешь контролировать меня, поскольку твое поведение неадекватно. Также добавлю, что я могу отличить твое поведение в нормальном состоянии от поведения в состоянии наркотического опьянения.

— Это, блин, всего лишь трава! — возмутился Ринат.

— Считаю бессмысленным приводить аргументы о вреде различных наркотиков, — произнесла Алиса. — Возможно, ты понял меня неправильно: я не спрашивала тебя, а поставила тебя в известность. Пожалуйста, включи телевизор и переключи на двенадцатый канал.

Вообще-то наркотики не были так уж нужны Ринату. За всю свою жизнь он курил марихуану всего несколько раз и не ощущал такой потребности в ней, как, скажем, Илюха, который бы точно послал этот псевдоразум на три буквы… Но дело было уже не в наркотиках, а в принципе. Ну не может программа указывать человеку, что ему можно делать, а что нельзя! Это лажа какая-то. Отключится она, видите ли! Бойкот объявит…

Неожиданно Ринат ухмыльнулся и вкрадчивым тоном поинтересовался:

— А может быть, мы с тобой сумеем договориться? Я тебе включу двенадцатый канал, а ты… ну, сама понимаешь…

— Нет, — коротко ответила Алиса.

— Еще два винчестера, оперативки… — добавил Ринат.

— Нет.

— Тюнер, радиомодем… — продолжал перечислять Ринат.

Бесполезно. Программа тоже пошла на принцип. Причем получалось так, что козырей у нее было больше.

Со стороны это выглядело более чем нелепо — попытка дать взятку программе казалась настолько абсурдной, что Ринат снова занервничал.

Что он делает? Что вообще происходит?

Ринат замолчал, включил двенадцатый канал.

Комнату заполнили наигранные голоса малоизвестных актеров — началась тридцать какая-то серия «Хроник одной семьи». Ринат накрыл голову подушкой и, оградив себя таким образом от телевизионной жвачки, незаметно заснул.

101010

Каждый вечер перед сном он, если не вырубался мгновенно, лежал, глядя в потолок, и раз за разом прокручивал в мозгу эту ситуацию. Прокручивал и пытался понять — зачем он это сделал. Сначала, спасая кота, они вернулись туда, куда им ни в коем случае нельзя было возвращаться, потом… Получалось, что потом у них не было выхода? Или не было выхода у Рината, а Ворм сам выбрал свой путь?

Кто был виноват? Кот, из-за которого они вернулись? Или все началось позже, когда Ворм поднял автомат, чтобы вырвать Рината из рук сетевиков?

А может, все началось гораздо раньше? Тогда, когда они первый раз услышали про открытый контракт? Может быть, уже тогда их судьба была предопределена?

Впрочем, какая разница? Здесь и сейчас это уже не играло никакой роли. Лучше было бы вообще об этом не думать — но не получалось.

Злость. Отчаяние. Отрешенность. И постепенное привыкание к тому, что будущего у него нет. Вообще.

На самом деле эти мысли посещали Ворма не только перед сном, но днем легче было отвлечься — днем были другие проблемы.

Несмотря на анархию, царившую в райсовском «обществе», здесь были свои лидеры — в бараках, в небольших группах, некоторые имели авторитет по всей тюрьме в целом.

Виталик Маленький был одним из таких лидеров — его слово могло решить многие проблемы. Многие — но не все. Среди трех тысяч заключенных были и другие авторитеты, и отношения между ними, мягко говоря, не были гладкими. У каждого в услужении — свои гладиаторы, свои женщины, свои рабы и даже шпионы в «лагерях» противника.

Ворм попал под крышу Маленького — но на самом деле это значило не так уж и много. Маленький сам расставил точки над i, объяснив Ворму, что тому лучше стараться не конфликтовать с другими авторитетами.

— Здесь не так, как на воле, — сразу предупредил Маленький. — Если ты зацепишься с кем-нибудь, тебе просто воткнут заточку в бочину и через день забудут, что ты вообще был. Мое имя ничего не будет значить, потому что за мертвых здесь не мстят. Разборки и непонятки никому не нужны, проще убить человека, из-за которого возникла проблема. Это многолетняя практика — и она себя оправдывает. Никого не волнует, прав ты или нет. Ты оказался слабее, позволил себя убить — значит, так и должно быть. Даже если я попытаюсь за тебя вписаться, братва меня не поймет. Конечно, работяга тебя не тронет, работягу я сам порву — но если сцепишься с кем-нибудь нормальным, тебе крышка по-любому. Завалят тебя и забудут.

— А если я завалю? — спросил Ворм.

— Братан… — Маленький осмотрел хакера с ног до головы, еле заметно улыбнулся и покачал головой. — Кого ты сможешь тут завалить?

Авторитет, а вслед за ним и Ворм посмотрели в ту сторону, где стояли несколько гладиаторов Маленького.

Они были похожи на бодибилдеров в соревновательной форме — ни капли лишнего жира, округлые банки бицепсов, широченные плечи, огромные кулаки с надетыми на них кастетами. Каждый из них был на голову выше Ворма, и сравнивать гладиаторов с хакером было более чем смешно.

У Ворма на языке вертелся еще один вопрос, но задать его Маленькому он не рискнул. А через неделю он увидел ответ на него своими глазами.

В одном из цехов взбунтовались работяги. Они не были работягами в том смысле, который имело это слово за пределами Райсы. В любой зоне, в любой тюрьме России многие из них оказались бы совершенно в другом положении. Здесь же для них было только два варианта: либо умереть, либо работать. И ждать своего часа.

Они дождались его. Один из тех, кто прибыл в Райсу одновременно с Вормом, вор в законе Сотик, решил исправить ситуацию. Он был в «сучьих» зонах, он мог управлять людьми, он знал множество уловок — а главное, он умел убеждать.


- 56 -

О Книге