- 57 -

Сотик понимал, что один он ничего сделать не сможет: бороться в одиночку в Райсе означало просто выйти на волю досрочно, через трубу крематория. А найти сподвижников оказалось очень легко — люди готовы были идти за ним, чтобы изменить существующее положение.

Все началось спонтанно: в покрасочном цехе один из работяг сцепился с телохранителем Маленького. Работяга должен был умереть, но Сотик перерезал бодигарду авторитета горло заточенной стальной полоской.

На мостках уже собирались охранники Райсы. Они не собирались предотвращать конфликт — наоборот, криками подбадривали заключенных.

На земле тоже собрались зрители — другие авторитеты со своими приближенными и те из работяг, кто не рискнул примкнуть к Сотику. Все они расположились неподалеку, приготовившись наблюдать. Среди «публики» был и Ворм.

Когда через полчаса Маленький в окружении всех своих бойцов подошел к цеху, там его уже ждал Сотик с несколькими десятками вооруженных чем попало зэков. Вокруг стояла толпа. Она ждала Маленького — и он пришел.

Маленький не остановился, чтобы оценить ситуацию, не стал разговаривать. Он шел, не меняя скорости, а когда до его противников оставалось буквально несколько метров, взмахнул руками.

Что-то блеснуло — так показалось Ворму, — и два человека, стоявшие в первом ряду бунтовщиков, упали на землю, как подкошенные. Яростные вопли не остановили Маленького, который опять сделал на ходу какое-то движение, и теперь у него в руках появились два клинка длиной сантиметров тридцать. С ними Маленький ворвался в толпу, словно смерч.

А следом шла его пристяжь.

Не было долгого побоища, не было равной схватки — было массовое убийство.

Неожиданный и мощный натиск группы Маленького мгновенно породил панику в рядах тех, кто осмелился взбунтоваться против существующих порядков. Не готовые к расправе — а бой выглядел именно так — люди в ужасе бросались врассыпную, а те, кто не успел, падали, сраженные озверевшими гладиаторами.

Бунтовщики тоже были вооружены, но, как ни странно, почти никто из них не использовал оружие, настолько они были ошарашены нападением и парализованы страхом.

Стальные дубины и кастеты, ножи с хитроумными механизмами, позволяющими выстреливать лезвия, обычные арматурные прутья — в ход шло все.

А с мостков наблюдали охранники, не делая никаких попыток остановить побоище. Им было всего лишь интересно. Так же, как и тем, кто стоял вокруг.

— Мясня. — Стоявший рядом с Вормом татуированный мужик равнодушно сплюнул на землю.

— У них не было шансов, — сказал Ворм.

— Угу, — согласился мужик. — Давно Маленький не исполнял. Ему эта бойня — как масло на хлеб. Авторитет свой поднял, борзых убрал — и размялся вдобавок.

Из толпы вылетело чье-то тело и упало на бетонную площадку. Это был Сотик. Весь в крови, он поднялся, сжимая в руках заточенный кусок арматуры.

Следом из кучи выпрыгнул Маленький. На секунду он остановился, глядя на Сотика и оценивая его возможности, а затем уверенно пошел на него, неторопливо вращая двумя клинками.

Сотик едва успел принять оборонительную позицию, как Маленький атаковал его — сделал обманное движение вправо, удивительно ловко для своей комплекции увернулся от арматурины и нанес удары обоими лезвиями.

Сотик вздрогнул, замер, повернулся, глядя расширенными глазами на толпу зрителей, покачнулся и упал на землю.

Маленький вытащил клинки из тела Сотика и сразу же, даже не вытирая с них кровь, спрятал в рукава, после чего выпрямился и посмотрел на зрителей. За его спиной пристяжь добивала последних сопротивленцев, но он не обращал на это никакого внимания.

С вызовом и даже, как показалось Ворму, с надеждой в глазах он медленно осмотрел толпу, вглядываясь, наверное, в каждого, стоящего перед ним, а потом запрокинул голову, поднял руку, сжатую в кулак, и яростно показал средний палец фигуркам, стоявшим на мостках.

Реакции не последовало — то ли охранники не могли с такой высоты разобрать, что им показывает победитель, то ли им просто было наплевать. Видимо, Маленький и не рассчитывал на их реакцию. Продемонстрировав свою силу, он повернулся и направился в сторону своего барака. За ним, один за другим покидая поле бойни, потянулись его бойцы, а толпа молча смотрела им вслед.

— Около года назад сюда десантура приехала на практику, — негромко произнес все тот же татуированный мужик. — Что-то там отрабатывали, короче, рихтовали всех без разбору. Маленький вызвал их на очередку.

— Что такое очередка? — спросил Ворм.

— Это когда ты поединок выиграл и следом другой, с новым бойцом, — пояснил мужик, глядя, как работяги поднимают трупы и волокут к крематорию. — Маленький один четверых десантников вырубил — и еще столько же смог бы, если бы они всей толпой на него не накинулись. Последнему, четвертому, он руку сломал. Десантура тогда озверела, мы думали, завалят Маленького… Когда они ушли, мы уж порешили, что не выживет, помрет Маленький… Ан нет, оклемался. Видел, исполнял как?

— Видел.

— Маленький — красавец, — подытожил мужик.

Толпа расходилась. Работяги собирали трупы и волоком стаскивали их к крематорию. На бетоне и земле оставались длинные кровавые полосы.

Ворм посмотрел наверх. Там, на мостках, публика тоже поредела, осталось несколько человек, по очереди наблюдавших за происходящим через широкие раструбы стационарных биноклей.

Почему-то возникло ощущение, что люди наверху наблюдают именно за ним. Липкое такое ощущение пристального изучающего взгляда.

Ворм опустил голову и поспешно зашагал в свой барак, пытаясь скрыться от этого чувства.

Но даже спрятавшись под крышу барака, Ворм обнаружил: тягостное ощущение никуда не делось.

101011

Ее схватили на улице, прямо перед домом. Одна из соседок видела темно-синий мини-фургон, который медленно въезжал на улицу в тот момент, когда она входила во двор. Мальчишки, игравшие неподалеку в войнушку, сказали, что фургон проезжал мимо них и на нем вроде бы не было номеров… Позже нашлась еще одна соседка, которая вспомнила, что когда шла в магазин, повстречала Настю, возвращавшуюся из школы. Девочка поздоровалась и свернула за угол. До дома ей оставалось меньше двух минут ходьбы…


- 57 -

О Книге