- 74 -

— Отдай пацана, Салах, — негромко попросил Маленький. — Это мой человек.

— Твой, мой… — Салах-Ад-Дин нахмурился. — Сегодня мы обладаем чем-то, а завтра глянь — а уже и нет этого чего-то. Ты никогда не задумывался о том, что мы не можем полностью влиять на свою судьбу? И есть на свете нечто сильнее нас — то, что может в любой момент подставить твою голову под красное пятнышко целеуказателя или загнать в твой организм неизлечимую бактерию… Что у нас могут в любой момент отнять то, чем мы обладали, — свободу, разум, жизнь? Не говоря уже о каких-то более примитивных вещах…

— У меня нет настроения выслушивать твою философию, Салах, — произнес Маленький. — Если ты хочешь поиграть в тюремщика, у тебя достаточно для этого шестерок и работяг.

— Здесь я буду решать, чего и сколько достаточно. — Наемник потрепал плед. — А ну вылезай!

Из-под пледа высунулась голая женщина с растрепанными волосами. В полумраке и редких отблесках огня, с темными кругами под глазами, она выглядела как призрак. Салах посмотрел на нее, скривил лицо и поманил ее пальцем. Женщина нагнулась к нему и стала гладить его по шее.

Так продолжалось около минуты — женщина касалась губами его волос, теребила свою грудь, постанывала и выгибалась в странном подобии эротического танца. Гориллы, стоящие сзади Салаха, сам Салах, Маленький — все смотрели на это представление равнодушно, не испытывая никаких эмоций.

Неожиданно Салах-Ад-Дин шевельнул рукой, что-то щелкнуло в его трости, женщина вздрогнула, покачнулась и медленно сползла на землю. В уголке рта показалась струйка крови. Тело дернулось в судороге и застыло в нелепой позе у ног наемника.

— Грязнуля, не следила за собой… пришлось ее наказать, — со смешком пояснил Салах, щелкнув пальцами.

Один из гладиаторов обошел наемника, подхватил труп женщины под мышки и потащил к выходу.

Маленький поморщился. Саллах заметил это и улыбнулся.

— Я сделал это только для того, чтобы ты понял, насколько абстрактны понятия вины и наказания, — сказал он. — Быть может, за некоторые грехи стоит расплачиваться вдвойне или втройне? Кто должен определить цену, по которой мы должны платить за свои ошибки? Суд? Бог? А может, я? Откуда другие могут знать, какую боль мне доставил обидчик? Откуда другие могут знать, каким за это должно быть наказание? Возможно, весь мир в ответе передо мной! Возможно, весь мир должен нести наказание за то, что он сделал со мной!

— Ты псих, Салах, — сказал Маленький.

— Да, — легко согласился наемник. — Как и все остальные здесь присутствующие. У тебя нет настроения слушать меня, а у меня нет настроения смотреть на твою рожу. Пошел вон отсюда, пока я не рассердился и не наказал тебя.

У Маленького дернулась щека. Он с ненавистью смотрел на Салах-Ад-Дина и был готов сломать ему шею, но понимал, что сделать этого не сможет. Несмотря на разные весовые категории, этот ненормальный был одним из самых опасных убийц, находящихся в Райсе. Маленький видел, как убивает наемник, и понимал, что не сможет один выстоять против него. А здесь, когда рядом с ним всего двое, а в бараке Салах-Ад-Дина как минимум человек тридцать его прихвостней, шансы просто равны нулю.

— Отдай парня, Салах, — еще раз попросил Маленький. — Я дам тебе за него трех женщин.

— Маленький… — Наемник поморщился. — Не будь дураком. Если у тебя и есть в бараке женщины, то только потому, что я тебе позволил их иметь. Если мне будут нужны твои женщины, я заберу их, и ты ничего не получишь взамен. Я же только что пытался донести это до тебя, а ты так ничего и не понял.

Прыгнуть на него… выбить ногой эту палку, напичканную всякими штучками: выкидными лезвиями и стреляющими иглами… одним ударом вырубить и сразу же, не мешкая, сломать ему шею… вырвать кадык… А потом начать месить остальных. Кто тут?

Качок-громила. Штанги, гири, тренажеры, стероиды… сто тридцать килограммов мускулов, в Райсе он как на «сушке». С легкостью может сломать грудную клетку. Если, конечно, сможет провести захват, что маловероятно. Неповоротлив. Не соперник.

Этот, видимо, изучал единоборства. Держится агрессивно, показывает, что готов к схватке. Глаза все время в движении, но не бегают, а внимательно осматривают. Слишком молод для того, чтобы обладать навыками мастера. Не опасен.

Этому лет пятьдесят. Глубокие морщины, седина, темные круги под глазами — либо почки больные, либо наркоман… с виду рухлядь. Но ведет себя спокойно, даже уверенно. Кажется, уже наметил двух своих противников. Чеку и Мишаньку. Следит за ними. Губы! Ах ты, сволочь хитрожопая! Губы шевелятся, словно что-то осторожно жует. Лезвия. Старый воровской фокус, все еще сохраняющий свою смертоносность. Люди смотрят на руки противника, на ноги, на тело… но кто следит за губами? Плевок этого старика легко может убить. Да и в схватке он наверняка не будет стоять, как гнилой комод, — раз выжил в Райсе, да еще и попал в приближенные Салах-Ад-Дина…

Те двое, которые только что стали по обе стороны от Салаха, тоже не подарок. Безумный взгляд, пальцы шевелятся, сжимаются в кулаки и снова разжимаются, грудь вздымается, словно после пробежки… Но Маленький знал, что это не пробежка. В другое время его очень заинтересовал бы вопрос, каким образом в Райсе, причем всего лишь через два дня после своего появления, Салах-Ад-Дин достал для своих боевиков «психоты» — боевые коктейли, вызывающие всплеск адреналина и во много раз повышающие тонус мышц. Маленький когда-то и сам пил эти вонючие смеси, от которых мозг фактически перестает что-либо фиксировать, кроме команд, отданных старшим, зато тело работает с полной отдачей. Недолго, часа три-четыре… но этого времени хватает, чтобы решить некоторые проблемы.

Остальные… остальные — мясо.

Если не считать самого Салах-Ад-Дина.

Нет. Не успеть. Реакция и скорость наемника мало чем отличались от змеиных. Скорее это он вырвет Маленькому кадык, а потом убьет и всех его сопровождающих.

Не буди лихо, пока оно тихо.

Пока Маленький собирался сюда идти, пока шел, даже в тот момент, когда переступил порог барака, он пытался заставить себя отказаться от этого дела, плюнуть и забыть. В конце концов, этот хакер по большому счету всего лишь работяга. Знакомый Джамбы… да сколько у Джамбы таких знакомых, друзей, братьев! Он и не вспомнит об этом Ворме, когда они снова встретятся… если встретятся.


- 74 -

О Книге