- 86 -

Лилу обреченно запустила пальцы в волосы. Алиса молчала.

— Когда у Рубена похитили дочь — медленно произнес Ринат — Это тоже ты?

— Нет, — ответила Алиса. — Это была незапланированная ситуация.

Ложь? Вполне возможно. Слишком многому она научилась от людей.

— Но выгодная для тебя, верно?

— Она всего лишь ускорила выход программы-клона в Сеть, не более того, — ответила Алиса — Если бы этого не произошло, через некоторое время я все равно подключила бы клона к Сети для получения его базы данных. Смоделировав для тебя другую ситуацию.

— Не могу поверить! — Ринату не хватало воздуха — Ты хотела понаблюдать за нами? Почему ты просто не дала исходники? Черт! Почему ты сразу не…

Мысли путались, Ринат потер пальцами виски.

— Мы ищем вопросы, мы знаем ответы. Антракт. В три затяжки скурить сигарету… Ринат, ты любишь стихи?

— Какие стихи?! — заорал в экран Ринат. Словно голос призрака, из колонок раздался до боли знакомый всем голос. Голос Кеды, смоделированный Алисой и ничем не отличающийся от оригинала. Она как будто снова была рядом.

Костер из надежд, детских сказок и веры
Еще горит пламя — уже звенят нервы
День прожит, он умер, его больше нету,
А время мы меряем на сигареты
Реальность — текила с лимоном и солью,
А мы — те актеры, что вышли из роли
Суфлера не слыша, смеемся над миром,
Танцуем на крыше забытого тира
Актеры свободы, заложники ветра
Мы ищем вопросы, мы знаем ответы
Антракт. В три затяжки скурить сигарету
Улыбки на лица! Мы здесь до рассвета
Гаданье на кофе, надежда на чудо
Ладони в крови, в тихом шепоте губы
И мир на осколки за сказку кому-то

Голос стих, и над столом повисло тягостное молчание. Ворм закрыл глаза.

Ее голос… это был ее голос. Но ее не было.

— Эти стихи… — Илюха не договорил, покачал головой и нервно схватился за пачку сигарет.

— Сетевики нашли их у Кеды, — произнесла Алиса. — Знаете, мне больше всего жаль, что я не смогла ничего изменить для нее. Хоть она и была импом, она была гораздо человечнее вас.

— Так чего ж ты тогда не спасла ее? — горько съязвил Тяпа.

— В момент ее гибели я не обладала информацией, которая обусловила бы ее спасение.

— Ты! — Лилу вскинула голову. — Ты! Слушай! Ты всего лишь куча байтов, набор символов — и ты говоришь, что тебе жаль! Ты рассуждаешь о человечности! Да кто ты такая?!

Программа молчала.

Илюха, криво усмехнувшись, задал волновавший всех вопрос.

— Что дальше, Алиса? Что теперь?

— Даю тебе гарантию, что в течение ближайших двух месяцев ты станешь на ноги, — ответила Алиса. — Я не могу назвать более точных сроков, потому что не обладаю полной информацией о производстве необходимого оборудования… Два месяца максимум.

Илюха вздрогнул, посмотрел на экран холовизора, перевел взгляд на камеру и кивнул.

Вновь наступила тишина. На этот раз ее нарушил Тяпа.

— А дальше?

— Что дальше? — спросила Алиса.

— Дальше что? Остальным утешительные призы полагаются? — пояснил Тяпа.

— С этого момента я не вмешиваюсь в вашу жизнь, — ответила Алиса. — Вы можете продолжать жить, так как жили раньше.

— Прикольно. — Ворм закурил еще одну сигарету. — Меня вернешь в Райсу?

— С тебя сняты обвинения. Виновным в убийстве четырех сотрудников Сетевой полиции признан Салах-Ад-Дин, скончавшийся вчера в тюрьме от воспаления легких, — сказала Алиса.

Ворм никак не отреагировал. По крайней мере, со стороны ничего заметно не было.

— Как насчет некоторой суммы за моральный ущерб? — сформулировал вопрос Тяпа более конкретно. — Может, по паре миллионов подбросишь на развитие?

— Я не стану снабжать вас деньгами. Вам придется самим их заработать, — отчеканила Алиса. — Но я не буду вам мешать. Вы можете продолжать заниматься тем, чем занимались прежде.

— И все? — в свой вопрос Тяпа вложил максимум разочарования и недовольства. — Помнится, когда-то речь шла о пяти миллионах…

— Помнится, вы не выполнили условия контракта, а, наоборот, обманули заказчика, — в тон ему напомнила Алиса.

Тяпа не нашел, что ей возразить.

— Хочешь сказать, что ты позабавилась, а теперь мы должны об этом забыть?

Лилу поднялась с места, с грохотом опрокинув стул, протянула в сторону камеры руку и выставила вперед средний палец. С каменным лицом, вложив в голос всю свою злость, она матерно выругалась, после чего повернулась и пошла к выходу.

— Тань! — крикнул ей вслед Ворм, но она даже не обернулась.

В тот момент, когда Лилу распахнула дверь, рядом с ней из ниоткуда возник мужчина со скрещенными на груди руками. Лилу ойкнула, а в следующее мгновение, явно против своей воли, развернулась на сто восемьдесят градусов и пошла, а точнее, поволоклась обратно к столу.

Краем глаза Ринат заметил, что Ворм изменился в лице и подался назад, едва не упав со стула.

Все остальные были изумлены не меньше.

Дверь сама по себе закрылась, а мужчина остался возле входа, не двигаясь и все так же скрестив руки. По его губам блуждала полуулыбка, он медленно рассматривал всех, сидящих за столом, а когда он встретился с Ринатом глазами, то подмигнул ему, словно старому знакомому.

— Итак, я поясняю для особо недогадливых, — произнесла Алиса. — Все остается, как прежде. Вы можете заниматься тем, чем хотите, я не собираюсь ни помогать вам, ни мешать. Возможно, я вмешаюсь в вашу жизнь при возникновении критической ситуации, но я сама буду определять, стоит ли это делать. Искренне желаю вам не становиться на путь противозаконной деятельности, но препятствовать в этом я вам не буду.

— Кто это такой? — крикнула Лилу.

Она стояла по стойке «смирно», а у Рината крепло убеждение, что он понимает, в чем дело.

Он уже не один раз видел Тень в деле. Единственное, что его сейчас интересовало — это личность человека, управляющего Тенью. Лицо незнакомое… кажется, незнакомое…

— Это… это Джет, — запинаясь, произнес Ворм, вставая с места и поворачиваясь к камере. — Ты для этого и собрала нас, чтобы…


- 86 -

О Книге